Центральная избирательная комиссия
Республики Саха (Якутия)

Самойлова А.Г.Внимание к Якутску во время избирательных кампаний федерального и республиканского уровней огромное. Ведь здесь проживает почти треть избирателей республики, у многих есть вопросы, у кого-то претензии. Вот и решили мы разом поставить все точки над i, пригласив в гости в редакцию председателя Якутской территориальной избирательной комиссии Аллу САМОЙЛОВУ. Выборами она занимается с 1998 года. Сначала работала на общественных началах председателем окружной избирательной комиссии, долгое время была секретарем ТИКа, а с июля 2008 года, когда была назначена ее председателем, это стало ее профессиональной деятельностью.

— Алла Георгиевна, наконец-то череда больших выборов заканчивается. Чем прошедшие кампании отличались от предыдущих?
— Усилился общественный контроль за голосованием. Изменились все участники избирательного процесса. Грамотнее в законодательном плане стали СМИ, на этих выборах никаких административных правонарушений с их стороны не было. По-другому стали строить избирательные кампании кандидаты. Например, декабрьские выборы по Центральному округу в Ил Тумэн, когда был избран Владимир Михайлович Членов, характеризуются полным отсутствием жалоб кандидатов друг на друга. А вот нынешняя, мэрская, наоборот, огромным их количеством.

Изменился, на мой взгляд, состав участковых избирательных комиссий. Сегодня там уже не встретишь альтруистов, которые приходили заниматься общественным, политически важным делом. Сегодня большинство членов комиссий ориентировано на деньги, это, конечно, сказывается на результатах работы. Хорошо работают те комиссии, где есть интерес к процессу, они и учатся с желанием.

— Сегодня в состав избирательных комиссий входят и члены политических партий?
— Обязательно. Мы никому не отказываем.

— Все воспользовались этой возможностью?
— Нет, только пять: «Единая Россия», «Справедливая Россия», «Патриоты России», КПРФ и ЛДПР. Хотя в составе территориальной избирательной комиссии есть также представители «Яблока» и «Правого дела». В ТИКе работают 14 человек, из них семь от политических партий.

— Сколько в городе комиссий?
— Число их постоянно растет. Если мы возьмем выборы четырехлетней давности, то было 97 комиссий, а сейчас 106 на федеральном уровне. Это связано с ростом числа избирателей и самого города. Посмотрите, какие в городе новостройки, целыми кварталами, например, микрорайон в районе улицы Курашова, где мы открыли дополнительный участок специально для избирателей, живущих в этих домах.

— Количество участков изменилось даже по сравнению с декабрьскими выборами.
— Да, добавился участок по месту временного пребывания в Медцентре. Такие просьбы мы давно получали. Считаем, что для Якутска это полезно, так что, может быть, на следующих выборах мы откроем и в других больницах. Раньше они обслуживались по форме «голосование вне помещения», и участковой избирательной комиссии приходилось трудно, ведь нужно было с ящиком для голосования обойти все отделения.

— Но ведь далеко не у всех, кто лежит в больнице, есть открепительные удостоверения.
— Конечно, человек не всегда может знать, что будет находиться в данный день в больнице. Или командировочные, которые в день голосования оказались в Якутске. Они тоже имеют право голосовать. Для этого они должны подать заявление в участковую избирательную комиссию, которая и будет принимать решение включить его в список избирателей или нет.

В адрес нашей комиссии было высказано много нареканий по выборам в Госдуму РФ в этой сфере, мы их учли и постарались организовать работу на данном специфическом участке №728, расположенном в Спорткомплексе «50 лет Победы» так, чтобы жители улусов и наслегов, оказавшиеся в этот день в Якутске, смогли проголосовать. Мы принимали заявления, уточняли в улусах, получали ли они открепительные удостоверения. Если да, то их фамилии уже не вносились в списки. Таких было два-три человека. Все остальные — честные граждане, которые не имели открепительных удостоверений, но хотели принять участие в выборах Президента РФ. Кроме того, суд обязал нас включать в списки тех, кто не смог получить открепительные удостоверения или подать заявления, потому что они об этом не знали. Это тоже опыт думских выборов.

— На своей пресс-конференции коммунисты высказали в адрес ТИКа ряд претензий, в том числе по увеличению количества избирателей по сравнению с декабрьскими выборами и большому количеству людей, голосовавших без открепительных удостоверений.
— Объясню: это все граждане, которые пребывали в больницах. Их порядка трех тысяч человек, 3200 с открепительными талонами, и те, кто не был включен в списки по заявлениям. Это нормальный процесс, который происходит везде. Кроме того, у нас есть большое количество студентов.

— Вот об этом поподробнее. Ведь вопрос об их участии в голосовании рассматривался даже в суде.
— Руководители учебных заведений подают нам перечень студентов, которые в данный момент у них обучаются, и мы включаем их в список избирателей. В этом смысле конституционное право ими полностью реализуется. На прошлых выборах возник спорный вопрос, имеют ли право голосовать студенты, не имеющие регистрации в Якутске. Он рассматривался в суде, в том числе конституционном. Суд принял положительное решение, поэтому они участвовали и в выборах Президента РФ, и в выборах главы городского округа.

— Еще одна претензия коммунистов заключается в том, что бюллетеней на участках было якобы больше, чем избирателей. Прокомментируйте, пожалуйста.
— КПРФ подала на нас в суд по двум избирательным участкам — 767 и 798, и мы его выиграли. Суд признал наши аргументы верными, потому что количество бюллетеней утверждалось в январе, при этом руководствовались списками, которые были на 1 января 2012 года. Но списки — это живой документ, они находятся в постоянном движении: люди и умирают, и переезжают на другое место жительства, и работают по непрерывному циклу. Например, члены избирательных комиссий голосовали не на своих участках по месту жительства, а там, где в это время работали. Движение идет постоянно. Ничего страшного здесь нет. Самое главное, чтобы бюллетеней хватило. К тому же по закону мы имеем право на каждом участке иметь дополнительно бюллетеней не более 0,5% от числа избирателей. На тех участках, по которым шло судебное разбирательство, количество избирателей увеличилось за счет студентов и жителей снесенных домов, не внесенных в списки. Мы этот факт выявили уже после передачи списка в участковую избирательную комиссию и доработали. У суда к нам претензий нет.

— А что это за вброс бюллетеней, о котором писали в СМИ?
— На один из избирательных участков зашел избиратель с бюллетенями и спросил, куда их забросить. Члены участковой избирательной комиссии показали себя профессионалами, схватили его за руку и вызвали полицию. На сегодняшний день идет разбирательство.
— Это были настоящие бюллетени? Откуда он мог их взять?
— На мой взгляд, да. Они были вынесены избирателями с других участков и содержали печати и подписи членов других избирательных комиссий. Когда человек получает бюллетень, он, прежде чем опустить в ящик для голосования, складывает его, как правило, вчетверо. Проверить, два бюллетеня он положил или один, невозможно. Видимо, таким образом несколько бюллетеней на выборы мэра и были вынесены с разных участков.
— Часто такое происходит?
— В Якутске разница между выданными бюллетенями и опущенными в ящик составляет порядка 300 штук. Так что эти восемь вошли в их число. Остальные могли унести на память. Есть коллекционеры. Некоторые даже на стенку их вывешивают. Трудно понять, чем человек при этом руководствуется, но тем не менее факт остается фактом.
— А если бы он успел положить бюллетени в урну?
— С точки зрения избирательного законодательства, даже если бы они оказались в урне, их бы признали бюллетенями неустановленной формы и в подсчете голосов не учитывали, потому что на них стоят печать и подписи членов комиссии другого участка. Дело в том, что бюллетени тщательно проверяются на предмет соответствия и только после этого начинается подсчет голосов. Поэтому они были бы отложены в сторону, упакованы в отдельную пачку, на которой написано «бюллетени неустановленной формы». Так что повлиять на результаты голосования такие бюллетени не могут ни в коем случае.
— Как проводилось голосование на дому?
— Есть специфическая категория людей, которая в силу разных причин не может прийти на избирательный участок. В день выборов 4 марта было более двух тысяч звонков с просьбой приехать для голосования домой к заявителю, назывались разные причины. Например, нам несколько раз звонил молодой по голосу мужчина и просил приехать к нему домой, чтобы он смог проголосовать. При этом он называл разные причины: сидит с маленьким ребенком, нет денег на автобус, закончился бензин и т. д.
Во всех случаях участковая комиссия сама принимает решение — признать причину уважительной или нет. Можно подать заявку заранее. Это удобнее, потому что город большой и нам легче разработать маршруты. Закон вводит ряд ограничений, в том числе по времени подачи заявок. Кроме того, по адресу должны выезжать два члена комиссии с решающим голосом или один, но при этом его должны сопровождать два члена комиссии с правом совещательного голоса. Так вот, уговорить кого-то из них поехать на голосование вне помещения было невозможно. Им там не интересно. Поэтому комиссии были вынуждены отвлекать по два человека на каждую заявку.
Избиратели у нас разные. Был такой случай, когда женщина пожаловалась, что к ней приехали члены комиссии недостаточно нарядно одетые, некрасивые. Она сама надела красивое платье, ждала их и была разочарована, потому потребовала прислать других.
— Прислали?
— Конечно.
— На нынешних выборах вам пришлось работать под прицелом веб-камер.
— Да, они были установлены на 101 из 106 участков. Исключение составили больницы и санатории. Конечно, это была дополнительная нагрузка для членов участковых комиссий, потому что находиться под постоянным наблюдением всей страны не очень комфортно. Но в какой-то момент я поняла, что, если ты делаешь свое дело профессионально, уверен в своих действиях, то полностью забываешь о камерах. Жалоб на участковые комиссии не было ни по порядку проведения выборов, ни по подсчету голосов. Но те, кому было интересно, за нами наблюдали. Например, мне позвонили коллеги из Нерюнгри и сказали, что смотрели, как у нас работали КОИБы. На этих выборах был установлен 41 КОИБ, и только в столице республики. Хотелось бы, чтобы они появились на всех избирательных участках, потому что реально облегчили работу комиссий и повысили доверие избирателей. Людям понравились камеры, многие с удовольствием наблюдали за процессом, передавали приветы друг другу. Так что Ростелекому, который наладил связь в такой сложной и огромной республике, как наша, большое уважение.
В ТИКе тоже были веб-камеры, но они были установлены в помещении, где находится оборудование по системе ГАС-выборы, и осуществляли контроль за вводом данных. Почему-то у людей возникает очень много подозрений при подсчете голосов. На самом деле участковые комиссии привозят к нам готовые протоколы, подписанные всеми членами, а мы только вводим в систему ГАС-выборы, и она сама высчитывает проценты. Это фиксировали камеры.
— Хакеры могут взломать эту систему?
— Нет. Она располагается в специальном охраняемом помещении, где установлены сигнализация, заземление, специальный генератор, который обеспечивает подачу питания. Люди, которые там работают, проходят специальную проверку, так как имеют доступ к персональным данным. На компьютерах, где система, нет выхода в Интернет. Это другие каналы связи, там нельзя устанавливать игрушки, фильмы, музыку, свои файлы. Все это запрещено, и нас периодически проверяют представители ЦИК РС(Я) , прокуратуры и правоохранительных органов.
— Под колпаком? Почему же на вас такие нападки и обвинения в фальсификации?
— Обвинить легко, вопрос в доказательствах. Понимаете, во время подсчета голосов на избирательных участках каждый бюллетень, в котором стоит галочка за того или иного кандидата, показывается всем присутствующим и только потом кладется в определенную стопку. Хочу подчеркнуть, что в Якутске никогда бюллетень за одного кандидата не попадал в другую пачку и учитывался за другого кандидата. Поэтому ни о какой фальсификации не может быть речи. И потом, в каждой избирательной комиссии работали представители политических партий, те же коммунисты, в том числе и в ТИКе. Возражений, особых мнений, нежелания подписывать протоколы от них не было. Я думаю, что, если партия направляет своих людей в комиссии, она им доверяет.
— Устаете от такой нервной работы?
— Физически, наверное, как всякая женщина, которая хочет какой-то системы. Но такая интенсивная работа у нас бывает только во время избирательных кампаний, хотя и в перерывах между выборами хватает дел. У нас хорошая команда. Усталость, конечно, сказывается, я это поняла 8 марта, когда у меня был первый выходной и я проспала до часу дня. Но дома ко мне относятся с пониманием. Такая работа...

Источник: газета "Якутия" № 46 от 16.03.2012 г.